РАК ЛЕГКОГО

Трахтенберг Александр Харитонович

На вопросы по раку легкого отвечает главный научный сотрудник клиники легочной онкологии МНИОИ им. П.А. Герцена, профессор кафедры торакальной хирургии Российской академии последипломного образования, доктор медицинских наук, лауреат Государственной премии РСФСР, заслуженный деятель науки РФ, заслуженный врач РФ

ТРАХТЕНБЕРГ
АЛЕКСАНДР ХАРИТОНОВИЧ

Вопросы:

  1. Почему так долго не могли определить, что это рак, а «ставили» другие диагнозы?
  2. По статистике, с этим заболеванием умирают очень быстро, правда ли это?
  3. Человека выписали домой после операции, а он задыхается, что делать?
  4. Почему так поздно выявили? Полгода назад была флюорография, и легкие были чистые, а теперь ставят четвертую стадию.
  5. Местные врачи говорят, что лучевая терапия не поможет, а в Интернете пишут, что помогает. Чему верить?
  6. Почему так много курсов химии назначают?
  7. Предлагают лечь в Онкологический центр и принять участие в эксперименте по применению новейшего препарата. А где гарантии, что я попаду в группу, где будут давать этот новый препарат, а не в группу с «пустышкой»?
  8. Небольшая опухоль в правом легком, остальное все чисто, но от операции отказались. Почему?
  9. Химия не помогает, постоянно появляются новые метастазы в легких, а врачи говорят, что у меня положительная динамика. Как это понять?

1. Почему так долго не могли определить, что это рак, а «ставили» другие диагнозы?

Своевременная диагностика рака легкого (РЛ) на стадии, когда возможно радикальное излечение, представляет определенные трудности в связи со скудностью клинических проявлений и объективных данных. Для раннего периферического РЛ нет специфических симптомов, у большинства пациентов он вообще бессимптомен. Развернутая клиническая симптоматика зачастую свидетельствует о наличии распространенного процесса.

Наиболее частым симптомом при центральном раке легкого является кашель, обусловленный обструкцией (закупоркой) бронха первичной опухолью, что может приводить к развитию пневмонита, манифестирующегося повышением температуры. Кровохарканье в виде прожилок крови в мокроте наблюдается при достаточно больших размерах опухоли. Боль появляется при распространении опухоли на плевру. Осиплость (голоса) – поздний симптом, свидетельствует о вовлечении в метастатический процесс лимфатических узлов средостения и возвратного нерва.

Опухолевые клетки могут вырабатывать различные биологически активные вещества: гормоны и антигены, способные вызвать соответствующие гормональные или аутоиммунные реакции и синдромы, паранеопластические заболевания, маскирующие процесс. Так больных безрезультатно лечат от артритов, нейропатии, болезней крови и пр.

Большинство симптомов РЛ отмечаются и при хронических заболеваниях легких. Все курящие рано или поздно заболевают хроническим бронхитом «курильщика», характеризующимся кашлем, одышкой, поэтому отдифференцировать утренний кашель и одышку от таковых при опухолях практически не возможно. Только обследование в специализированных учреждениях позволяет выявить и морфологически подтвердить рак легкого в самой ранней стадии заболевания. У курильщиков риск заболеть раком в 29 раз выше. Один из семи выкуривающих 2 пачки сигарет в сутки заболевает раком легкого.

Почему так долго не могли определить, что это рак, а ставили другие диагнозы?

2. По статистике, с этим заболеванием умирают очень быстро, правда ли это?

Рак легкого действительно коварное заболевание, и ежегодно умирает более миллиона – больше, чем от вместе взятых рака желудка и поджелудочной железы. Заболеваемость на разных континентах и в разных странах неодинакова. Россия занимает третье место в Европе среди мужчин и 17-е среди женщин. Стандартизованные показатели заболеваемости составляют 35,5 мужчин и 12,1 женщин на 100 тысяч населения. С начала 90-х годов отмечена тенденция снижения заболеваемости и смертности в РФ. Действительно, только 15% из числа пролеченных пациентов в странах с самым высоким уровнем состояния здравоохранения живут более 5 лет, а при среднем уровне развития медицины этот показатель составляет 5-7%. Это общая статистика, на самом деле сегодня можно утверждать, что рак легкого излечим.

Продолжительность жизни после лечения определяется распространенностью опухолевого процесса и гистологической (клеточной) структурой опухоли. Общепринято выделять две основные формы рака легкого, отличающиеся степенью злокачественности, клиническим течением, характером метастазирования: немелкоклеточный рак (НМРЛ) и мелкоклеточный (МРЛ). К НМРЛ относят плоскоклеточный, крупноклеточный, аденокарциному. Аденокарцинома – самая частая форма у некурящих мужчин и женщин. Кроме того, все подтипы НМРЛ имеют различную степень дифференцировки (злокачественности): высокую, умеренную и низкую.

Как я уже отметил, продолжительность жизни больных НМРЛ определяется стадией заболевания, радикальностью метода лечения. Основным обнадеживающим методом лечения при I-II стадии является хирургический, после которого 5-летняя выживаемость при I ст. составляет 80-90%, при II стадии – 35-60%. Выживаемость при III стадии НМРЛ и тактика лечения зависят от степени вовлеченности и характера метастатического поражения средостенных лимфатических узлов. Если метастазы в этих лимфоузлах выявляются при микроскопическом их исследовании после операции, то шанс пережить 5-летний рубеж имеют около 40%, при клинически определяемых до лечения метастазах – только 9%. В среднем, при IIIA стадии НМРЛ более 5 лет живут 30% больных. При метастазах в лимфатических узлах корня противоположного легкого или надключичных лимфоузлах с той же стороны, то есть IIIВ стадии, проводят химиолучевое лечение; только 8-12% живут более 5 лет. В случае диагностирования резектабельной опухоли легкого и солитарного (одного) метастаза в головном мозге или легком и проведении соответствующего хирургического лечения около 10% переживают 5-летний срок.

Только 5% больных МРЛ могут быть излечены. Выживаемость для всей группы не изменилась за последние 25 лет и составляет 10 мес. Стадия – главный прогностический фактор. При I-II стадии хирургическое лечение с последующей многокурсовой химиотерапией позволяет добиться около 30% 5-летней выживаемости. К сожалению, эти стадии диагностируются лишь у 5-10% больных.

По статистике, с этим заболеванием умирают очень быстро, правда ли это?

3. Человека выписали домой после операции, а он задыхается, что делать?

Объем операции при I и II стадиях, как правило, может ограничиться удалением доли легкого – лобэктомия, при III – удалением всего легкого – пневмонэктомии. Органосохранные операции – классическую сегментэктомию и атипичную экономную резекцию – выполняют при IА стадии у пожилых больных с функциональными нарушениями дыхания. Такая операция не может быть радикальной. Поскольку не удаляются регионарные лимфатические узлы, в которых даже при Т1 метастазы обнаруживают в 24%.

В настоящее время прогресс медицинской науки позволяет уменьшить риск оперативного вмешательства при раке легкого, послеоперационная летальность после лобэктомий не более 2% и менее 5% – после пневмонэктомий.

После операции нарушается нормальный газообмен. На увеличение концентрации углекислоты в крови больного за счет выключения части легкого из процесса газообмена дыхательный центр реагирует учащением дыхания. Одышка – ведущее проявление дыхательной недостаточности – состояние, при котором система внешнего дыхания человека не может обеспечить нормальный газовый состав крови или когда этот состав поддерживается лишь благодаря чрезмерному напряжению всей системы внешнего дыхания. При нахождении в стационаре физическая нагрузка сведена к минимуму, дома, так или иначе, но приходится больше двигаться. И организм реагирует усилением одышки, что естественно. Для адаптации организма к хроническому кислородному голоданию после удаления всего легкого требуется время и исполнение назначений лечащего врача. После лобэктомии и ее вариантов одышка наблюдается крайне редко.

Человека выписали домой после операции, а он задыхается, что делать?

4. Почему так поздно выявили? Полгода назад была флюорография, и легкие были чистые, а теперь ставят четвертую стадию.

К сожалению, выявляется заболевание в IV стадии (у 32,9%) или III стадии (у 35,4%). И не только в России, но и повсеместно. Рак легкого – достаточно агрессивное и быстро прогрессирующее заболевание.

Главный метод своевременной диагностики периферического рака – компьютерная томография. Спиральная КТ выявляет опухоли размером до 2-3 мм. МРТ также не имеет преимуществ перед КТ. При центральном раке информативным диагностическим методом является бронхологическое исследование. Рентгенография – вспомогательный метод, не имеющий столь высокой чувствительности.

Почему так поздно выявили? Полгода назад была флюорография, и легкие были чистые, а теперь ставят четвертую стадию

5. Местные врачи говорят, что лучевая терапия не поможет, а в Интернете пишут, что помогает. Чему верить?

Лучевая терапия является вторым по эффективности методом после хирургического лечения больных раком легкого. Она позволяет вылечить в целом 7-12% больных. При ранних стадиях лучевое лечение может оказаться радикальным методом и привести к выздоровлению около 30% больных.

Большинство больных раком легкого к моменту установления диагноза из-за распространенности опухолевого процесса или серьезных сопутствующих заболеваний уже неоперабельны. Но и среди пациентов, у которых опухоль признана удаляемой, подавляющее большинство – старше 60 лет, и серьезные сопутствующие заболевания имеют более трети. Вероятность того, что операция для них будет непереносима, очень высока. Для этих групп пациентов, конечно, лучевая терапия – один из основных методов. Эффект лучевого лечения при раке легкого зависит от стадии заболевания, гистологической структуры опухоли, величины суммарных очаговых доз и методики их подведения. На ранних стадиях (I-II) заболевания лучевое лечение может привести к стойкой ремиссии. В целом, непосредственный эффект при облучении в режиме классического фракционирования и суммарной очаговой дозе 60 Гр достигается у более чем 50% больных.

В целом двухлетняя выживаемость после ЛТ составляет 30-40%, 5-летняя около 10-12%. При одновременном проведении химиотерапии и лучевого лечения непосредственный эффект выше, чем при последовательном, – 84% против 66%. Но не всем больным в связи с высокой токсичностью представляется возможным провести одновременное химиолучевое лечение.

Неудовлетворенность результатами хирургического лечения больных НМРЛ II-III стадий является основанием для проведения комбинированного лечения и целесообразности послеоперационной лучевой терапии. Однако эффективность профилактической лучевой терапии до конца так и не определена. При I и II стадиях основным методом лечения является хирургический.

Проведение послеоперационной лучевой терапии позволяет добиться увеличения общей и безрецидивной выживаемости у больных IIIА и IIIВ стадий с метастазами в лимфатические узлы средостения.

При отсутствии поражения лимфатических узлов (N0) эффективность профилактического облучения не доказана, а в ряде случаев ухудшает выживаемость, что обусловлено лучевыми осложнениями.

Лучевая терапия как единственный метод лечения больных НМРЛ стадии IIIА по результату уступает только хирургическому.

Противопоказаниями к лучевой терапии рака легкого могут являться:

  • наличие полости распада;
  • обильное кровохарканье;
  • множественные метастазы в легкие; выпот в плевральную полость;
  • выраженная анемия, лейкопения, тромбоцитопения;
  • недавно (до 6 мес.) перенесенный инфаркт миокарда;
  • активная форма туберкулеза и декомпенсированные формы сахарного диабета;
  • выраженные явления сердечно-сосудистой, печеночной и почечной недостаточности;
  • психические расстройства.

Приведенные противопоказания не всегда являются абсолютными. Поэтому лучевые терапевты индивидуально выбирают ту золотую середину, когда риск возникновения осложнений не превышает опасность самого заболевания.

МРЛ чувствителен к лучевой терапии, и в сочетании с химиотерапией увеличивается 3-летняя выживаемость больных на 5%. Доказано преимущество облучения крупными фракциями. Когда начинать ЛТ – решают индивидуально. Профилактическое облучение головного мозга суммарной очаговой дозой 30Гр в 3 раза снижает вероятность появления метастазов, но не всегда увеличивает выживаемость.

Местные врачи говорят, что лучевая терапия не поможет, а в Интернете пишут, что помогает. Чему верить?

6. Почему так много курсов химии назначают?

Бесспорно, что больные распространенным РЛ нуждаются в проведении лекарственного лечения. Основными задачами являются увеличение продолжительности жизни больных и улучшение ее качества. Подходы к химиотерапии немелкоклеточного и мелкоклеточного рака различны.

МРЛ обладает очень высокой чувствительностью к лекарственным средствам. Для мелкоклеточного рака химиотерапия – ведущий метод, поэтому курсы проводят до тех пор, пока есть эффект и состояние пациента позволяет проводить токсичное лечение. ХТ результативна в 90% при локальной форме и 50-60% при распространенной. Наиболее значимы полные эффекты, их можно добиться в 40% при локальной и 17% при распространенной форме. Как правило, проводят лечение курсами до исчерпания эффекта, то есть до появления признаков роста опухоли. Затем переходят к следующему сочетанию цитостатиков и опять проводят несколько курсов. Таких линий терапии может быть несколько.

При диссеминированном НМРЛ непосредственный эффект химиотерапии наблюдается у 60-70% больных. Достигают лучшего результата при проведении полихимиотерапии по схемам, включающим платиновые производные, позволяющим добиться самого продолжительного времени безрецидивного периода, самый высокий процент переживших 1 год и лучшую медиану выживаемости. Поэтому стандартной терапией первой линии НМРЛ являются комбинации с цисплатином, увеличивающие медиану выживаемости на 2-2,5 мес. Однако применение цисплатина сопряжено с высокой токсичностью (почечной, желудочно-кишечной, повреждением нервной системы и слуха, тошнотой и рвотой), необходимостью использования длительных внутривенных введений больших объемов жидкости. Препарат этой же группы карбоплатин, имеющий токсичность иной направленности, может быть использован у больных с противопоказаниями к цисплатину (нарушение функции почек, патология периферической нервной системы и т.д.), а также в комбинации с паклитакселом (стандартная схема в США). Но эффективность карбоплатина ниже.

Общепринято рекомендовать:

  • не более 4 циклов химиотерапии для больных, у которых не получено регресса опухоли и достигнута лишь стабилизация процесса;
  • не более 6 циклов для больных, у которых достигнут регресс опухоли той или иной степени.

Почему так много курсов химии назначают?

7. Предлагают лечь в Онкологический центр и принять участие в эксперименте по применению новейшего препарата. А где гарантии, что я попаду в группу, где будут давать этот новый препарат, а не в группу с «пустышкой»?

Правила проведения клинических испытаний лекарственных средств (Good Clinical Practice – GCP) представляют собой международный этический и научный стандарт качества для планирования и проведения исследований на людях, а также документального оформления и представления их результатов. Соблюдение этих Правил служит для общества гарантией достоверности результатов клинических испытаний, безопасности испытуемых, охраны их прав и здоровья в соответствии с основополагающими принципами Хельсинской декларации, принятой 18-й ассамблеей Всемирной ассоциации врачей (Финляндия, 1964). В Законе Российской Федерации «О лекарственных средствах» учтены общие принципы Правил.

В соответствии со ст. 37 Федерального Закона «О лекарственных средствах» целью клинических исследований лекарственных средств является получение научными методами доказательств эффективности и безопасности, данных об ожидаемых побочных эффектах и взаимодействия с другими лекарственными средствами.

В настоящее время лицензии на проведение клинических исследований имеют около 800 учреждений в 80 регионах России. Программа клинических исследований разрабатывается с участием этического комитета при учреждении здравоохранения, проводящем клинические исследования лекарственного средства.

Каждый пациент, согласившийся принять участие в клинических испытаниях, в обязательном порядке подписывает Информированное согласие. По своей сути Информированное согласие – процесс добровольного подтверждения пациентом его согласия участвовать в том или ином исследовании после того, как он был ознакомлен со всеми его аспектами. Потенциальный испытуемый должен быть информирован о целях и методах исследования, лекарственном средстве и курсе лечения, об альтернативном лечении, потенциальной пользе и риске, а также о возможных осложнениях и неудобствах, которые может принести участие в исследовании. Все возможные риски прописываются в документе, включая все ощущения, дискомфорт и любые другие реакции. Там, где требуется назначение плацебо, обязательно разъясняется риск, которому подвергается испытуемый во время применения плацебо. Плацебо – это неактивное вещество, не имеющее лечебного эффекта. В клинических исследованиях экспериментальные виды лечения часто сравниваются с плацебо для объективной оценки их эффективности. Каждое клиническое исследование предполагает разделение пациентов минимум на две группе, где в одной принимается испытуемый препарат, в другой – не принимается, но для исключения психологического реагирования на отсутствие лечения дается «пустышка», по своим визуальным характеристикам абсолютно аналогичная лекарственному препарату. Контрольная группа – это стандарт, с помощью которого оцениваются экспериментальные наблюдения.

Распределения видов лечения среди пациентов случайно. При «слепом» исследовании пациенты не знают, в экспериментальной или контрольной группе они находятся. Врачи, проводящие исследование, как и их пациенты не знают, кто и что получает при проведении «двойного слепого» исследования. Это необходимо для чистоты исследования.

Пациенты зачастую сравнивают себя с подопытными кроликами, когда им предлагается участие в клинических исследованиях. Это заблуждение, потому что выбор участвовать или не участвовать в клинических исследованиях является персональным решением пациента, принятым без принуждения. Полезно обсудить с лечащим врачом, членами семьи и друзьями предложение по участию, при необходимости посоветоваться с юристом.

Все клинические исследования основываются на своде правил, называемом протоколом. Протокол описывает типы людей, которые могут принимать участие в исследовании, расписание тестов, процедур, приема препаратов, и продолжительность исследования.

Все клинические исследования экспериментальных лекарственных средств проходят четыре этапа (фазы). На первом этапе (1 фаза) изучают новое лекарство на небольшой группе людей из нескольких десятков для определения его безопасности, подбора безопасных доз и определения побочных эффектов. На втором этапе (II фаза) изучаемое лекарство или метод лечения назначается большей группе людей (в несколько сотен) с целью подтверждения его эффективности, а также для дальнейшей проверки его безопасности. На третьем этапе (III фаза) изучаемое лекарство назначается еще большим группам людей для подтверждения эффективности и безопасности, контроля побочных эффектов, а также для сравнения с часто используемыми препаратами, накопления информации, которая позволит использовать это лекарство безопасно. Четвертый этап (IV фаза) исследований проводится после того, как лекарство было разрешено для применения Министерством здравоохранения РФ. Оно продолжает тестирование изучаемого препарата с целью дальнейшего сбора информации об его воздействии на различные группы людей и выявлении любых побочных эффектов, проявляющихся при длительном использовании.

Существуют как преимущества, так и риски, связанные с участием в клиническом исследовании. В первую очередь это – новый вид лечения, которое недоступно для других больных, проводимый в ведущем научном учреждении и у ведущих специалистов, возможность получения дополнительных методов диагностики, обследования. Главная опасность – лечение может оказаться неэффективным, с побочными реакциями, соблюдение протокола может занять очень много времени, но и в отношении стандартного лекарства это справедливо. Клинические исследования лекарственного средства, в соответствии со статьей 40 Федерального Закона «О лекарственных средствах», могут быть прерваны, если в процессе их проведения обнаружена опасность для здоровья пациентов. И после окончания исследования можно будет вернуться к стандартной программе терапии уже апробированными средствами.

Обратите внимание: участие в международном клиническом исследовании должно быть бесплатным для Вас. Участие в ММКИ оплачивается компанией-спонсором, включая как обеспечение препаратами, так и оплату медицинских процедур.

Предлагают лечь в Онкологический центр и принять участие в эксперименте по применению новейшего препарата. А где гарантии, что я попаду в группу, где будут давать этот новый препарат, а не в группу с пустышкой?

8. Небольшая опухоль в правом легком, остальное все чисто, но от операции отказались. Почему?

Вероятно, удаление опухоли может нанести непоправимый вред здоровью. Это возможно в случае непереносимости операции вообще (по тяжелым сопутствующим заболеваниям) или при мелкоклеточном гистогенезе опухоли. Хирургия при МРЛ уместна только при Т1-2 N0М0 – опухоль не более 3 см без метастазов. Данные исследований по хирургическому пособию при МРЛ очень противоречивые. Хирургия без химиотерапии и лучевой считается неадекватным методом в любой стадии мелкоклеточного рака. Но доказано абсолютное преимущество химиолучевого лечения.

Небольшая опухоль в правом легком, остальное все чисто, но от операции отказались. Почему?

9. Химия не помогает, постоянно появляются новые метастазы в легких, а врачи говорят, что у меня положительная динамика. Как это понять?

Для оценки эффективности химиотерапии используются стандартные критерии комитета экспертов ВОЗ. Учитывается уменьшения размеров опухолевых очагов и метастазов, причем используется не менее двух наибольших перпендикулярных диаметров узла. То есть фактически измеряется площадь всех опухолевых узлов. Достигнутый результат должен удерживать не менее 4 недель.

Полная регрессия – это полное отсутствие всех поражений не менее 4 недель.

Уменьшение всех или отдельных опухолей более или равное 50% при отсутствии прогрессирования отдельных очагов – частичная регрессия.

При уменьшении размеров опухоли менее 50% или ее увеличении не более 25% говорится о стабилизации процесса.

Увеличение размеров одной или более опухолей более 25% либо появление новых очагов расценивается как прогрессирование.

Таким образом, если имеется несколько очагов для регистрации частичного эффекта, необходимо, чтобы площадь хотя бы одного очага уменьшилась на половину, а все остальные увеличились бы не более 25% и не появилось ни одного нового очага. Если на 5 неделе возобновится рост опухоли, то все равно лечение будет считаться эффективным. То есть будет констатирована положительная динамика в результате химиотерапии.

Химия не помогает, постоянно появляются новые метастазы в легких, а врачи говорят, что у меня положительная динамика. Как это понять?


Единая Информационно-Дисконтная Система «Белый Лотос». Широкий ассортимент специализированных лекарственных препаратов, применяемых в онкологии, гематологии, гепатологии, хирургии, иммунологии, неврологии и других областях медицины. Гарантии подлинности и качества. Скидки по дисконтным картам. Телефон справочной службы 8-800-100-01-22.